Проблемы при получении инвалидности в россии

Михаил Дымочка руководитель Федерального бюро медико-социальной экспертизы Петр Кузнецов: Не так давно программа "ОТРажение" выделяла время в эфире вашим жалобам. Мы были шокированы количеством писем, в которых авторы как один жаловались на сложность, зачастую невозможность получения или продления группы по инвалидности. Тогда мы пообещали поднять эту тему в нашем эфире, пригласить экспертов для комментариев. Ольга Арсланова: Более того, приходили новости, на которые мы обратили внимание.

В России упростили процедуру получения инвалидности Соответствующий документ подписал премьер-министр Дмитрий Медведев. Сейчас процедура освидетельствования проводится по заявлению гражданина, которое он подает в бюро МСЭ медико-социальной экспертизы в письменной форме вместе с другими медицинскими документами. Однако после внесённых изменений направление на МСЭ будет передаваться медицинской организацией в бюро МСЭ в форме электронного документа без участия инвалида. Эксперт — председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Евгеньевич Нилов. Что за упрощения? Судя по документам, единственное упрощение заключается в том, что от письменной формы перешли к электронным медицинским заявлениям.

Вы точно человек?

Михаил Дымочка руководитель Федерального бюро медико-социальной экспертизы Петр Кузнецов: Не так давно программа "ОТРажение" выделяла время в эфире вашим жалобам. Мы были шокированы количеством писем, в которых авторы как один жаловались на сложность, зачастую невозможность получения или продления группы по инвалидности. Тогда мы пообещали поднять эту тему в нашем эфире, пригласить экспертов для комментариев. Ольга Арсланова: Более того, приходили новости, на которые мы обратили внимание. Например, в Брянске медэксперты регулярно брали взятки за решение вопроса о группе инвалидности, в итоге получив более 200 тыс.

В Калининграде инвалида обеспечили протезом только после вмешательства Прокуратуры, а инвалиды в Кургане жаловались на хамское отношение к ним со стороны работников Бюро медико-социальной экспертизы. О том, с какими трудностями сталкиваются люди с ограниченными возможностями в нашей стране при получении или подтверждении своей группы инвалидности, мы и поговорим сегодня с нашими гостями.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Любовь Петровна. Ольга Арсланова: И Александр Лысенко, научный руководитель и председатель правления Национального центра проблем инвалидности, эксперт "ОНФ" по делам инвалидов. Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр Евгеньевич. Александр Лысенко: Добрый вечер. Любовь Храпылина: Здравствуйте. Ольга Арсланова: В течение часа мы будем разбираться с жалобами наших зрителей.

Все контакты сейчас на ваших экранах. Вы нам уже пишете. Мы обязательно об этом поговорим. Как только мы объявили эту тему, мы стали получать около 10 СМС в секунду с жалобами. При этом в информационном пространстве вроде как все в порядке. И когда мы читаем отчеты о работе в частности экспертизы, вроде бы говорят: "Ну, какие-то бывают ошибки", но мы понимаем, что их слишком много.

Почему так происходит? Александр Лысенко: В информационном пространстве эта тема занимает очень большую долю, если взять обращения, например, людей с инвалидностью в "Лигу защиты пациентов", к президенту непосредственно, в том числе во время прямых линий. На самом деле, эта тема достаточно злободневна и встречается часто.

Да потому что она очень горячая, она затрагивает права людей, интересы людей, она затрагивает то, что называется "социальная справедливость". И если человеку на протяжении нескольких лет устанавливали инвалидность, и вдруг сказали: "Дружище, по новым критериям ты теперь не инвалид", то, естественно, у людей возникает масса вопросов. И особенно эта тема остро стоит, когда речь идет о детях с инвалидностью, потому что мы знаем, что вообще семьи, в которых живут инвалиды — как правило, это небогатые семьи.

Если точнее сказать, то малообеспеченные. А если откровенно сказать, то большинство из них — это семьи, которые можно отнести к категории бедных людей. Ольга Арсланова: Потому что для ребенка с такими особенностями нужны совершенно другие траты? Александр Лысенко: Мы просто говорим: люди с инвалидностью — это люди, которые имеют дополнительные потребности по сравнению с другими людьми. И то, что для другого человека достаточно просто, для человека с инвалидностью представляет определенные проблемы: выйти из дома, добраться до работы, учебы.

Или отвезти ребенка в поликлинику, в реабилитационный центр, ребенка не ходячего — это дополнительные потребности, которые, как правило, еще требуют дополнительных расходов. Ольга Арсланова: Наши зрители как раз жалуются на то, что в этой системе подсчета, после какого определенного количества условных баллов тебя могут причислить к той или иной группе, эти критерии изменились, и жалоб стало сразу намного больше.

Почему они изменились? Александр Лысенко: Уже два года мы устанавливаем инвалидность по новым критериям. По ним работают учреждения медико-социальной экспертизы. Надо сказать, что критерии за это время уже два раза менялись, в том числе менялись и потому что люди жалуются, люди поднимают этот вопрос, люди активно пытаются решить этот вопрос, поэтому надо обратиться, думаю, к нашим телезрителям, и сказать "спасибо".

Именно благодаря вашей активности во многом изменились критерии. В последний раз они менялись в августе прошлого года. В частности это касалось детей, страдающих фенилкетонурией, с расщелиной верхней губы и неба, детей с сахарным диабетом первого типа. Если взять общее количество, намного ли выросло число отказов в установлении инвалидности, в снятии — если взять статистику, то ненамного. По сравнению с 2014 годом всего на 1000 человек среди детей. Это притом, что освидетельствуется несколько десятков тысяч.

Но все эти случаи очень горячие, затрагивают интерес не одного ребенка, а всей семьи. И действительно, когда мы стали разбираться, например, с сахарным диабетом I типа, почему ребенку, который на протяжении нескольких лет был инвалидом, вдруг эту группу снимают — ну, пересматриваются эти критерии сейчас, новые подходы.

А сейчас вообще принято решение отдельно для детей установить критерии инвалидности, потому что ребенок растет, развивается. И это правильный подход. Да, наверное, это произойдет нескоро, еще через год-два, потому что в социальной сфере нельзя допускать скоропалительных решений. Все решения должны быть очень взвешены, проверены. И мы в этом убедились.

Вы думаете, когда вводили новые критерии, не было пилотных проектов? В трех регионах, где опробовались эти критерии. Но, видимо, недостаточно качественно они были проведены, раз появилось столько много вопросов со стороны людей о снятии инвалидности.

Петр Кузнецов: Любовь Петровна, уже создан Единый реестр инвалидов, на различных социальных площадках, как бы то ни было, обсуждаются эти проблемы. Но становится все равно как будто бы хуже. Действительно ли здесь дело в изменении этих критериев? Медицина совершенствуется, а по тем жутким новостям, по тем жутким сообщением мы делаем вывод, что с каждым годом права инвалидов сжимают, и скоро их совсем… Любовь Храпылина: Мне бы хотелось, чтобы мы с вами обратили внимание на такой момент с установлением инвалидности: что получает инвалид в плане того, чтобы его состояние здоровья существенно улучшилось?

И чтобы когда он приходил, например, на повторное освидетельствование, это действительно было фактом, что состояние здоровья улучшилось. Никаких оснований считать, чтобы у кого-то улучшилось, у нас нет, потому что, действительно, все мы прекрасно знаем об этом огромном количестве, об этом море обращений людей.

С медициной у нас крайние нелады. Врач перестал вообще видеть этого самого пациента. Он его не смотрит, не слушает, ничего. Ему надо быстро-быстро-быстро массу бумаг заполнить. Об этом постоянно говорят. Ольга Арсланова: Воспринимает как человека, который хочет заработать на своей инвалидности?

Любовь Храпылина: Нет. Проблема в том, чтобы динамика произошла с этой самой группой, а уж тем более встал вопрос о снятии. Дело не в критериях, по которым мы будем: лучше, хуже они будут, другие или такие.

Дело в том, что надо в инвалида вложить усилия, прежде всего медицинского характера, научиться его лечить. Для этого должны быть серьезные научные подвижки. А в науку по этому поводу вообще не вкладываются средства. Мы усиливаем так называемую реабилитационную индустрию в плане технических средств, но никак не вкладываем в комплексный лечебный процесс. Лечебный процесс исчез. Это первое. Второе — это пресловутая идея: "А давайте максимально сделаем всем бессрочно".

Давайте, чтобы вообще инвалидов не видеть. Поставили загородочку в виде группы, и не надо, чтобы он больше появлялся в поликлинике, и знать мы его не хотим.

Вообще-то самая главная идея в том же здравоохранении, применительно не только к инвалидам, вообще-то должна быть какая? Во-первых, не допустить какой-то проблемы с нарушением здоровья, а если это сложилось, то довести до конца весь процесс, чтобы он выздоровел, или, по крайней мере, у него соответствующие улучшения произошли. Так что, люди, уверяю вас, за редким исключением, редчайшим приходят по поводу того, о чем вы сейчас намекали.

Не за этим они ходят. Ольга Арсланова: Я пыталась узнать: люди получают эту группу, чтобы что в первую очередь получить? Любовь Храпылина: Потому что у них нет никаких сил заниматься трудом, и зарабатывать себе на жизнь, и содержать себя, или тем более своих детей и так далее. Просто нет этих физических, психологических из-за нарушения здоровья. Поэтому они приходят. Либо это уже случилось так, что от рождения это имело место быть. Слепой, например, человек. Это уже случилось по факту рождения.

Значит, у него огромные проблемы. Вся социальная среда для здоровых, во всех отношениях. И нормы права для здоровых. И когда мы принимаем управленческие решения, то отлично понимаем, что мы занимаемся определенной дискриминацией этих лиц, ограничиваем их возможности занять определенное рабочее место, рассуждаем очень нудно и долго, как их учить, какие ценные профессиональные образовательные программы, и так далее.

Равнодоступности мы ни в своих действиях, ни в решениях, ни в финансах не осуществляем на управленческом уровне. Правильно, у инвалидов есть такая беда, что они — те, кто это делают — вообще-то не обосновывают, а что же такого замечательного в их здоровье случилось или в социальной жизни, что им стало лучше, от чего.

И это такое техническое, на мой взгляд, решение, когда критерии дают некое послабление для тех, кто освидетельствует этих людей, и таким образом технически они все правильно, через баллы, через что там, выводят эту оценку, что произошла динамика, и стало что-то лучше. А объективно для самого человека этого ощущения, что стало лучше, нет.

Ольга Арсланова: Нам как раз пишут о работе, почему не дают инвалидность больным эпилепсией. На работу не берут с таким диагнозом. И как же жить? Нет возможности ни получить какую-то компенсацию, ни найти работу.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 3 ая рабочая группа инвалидности

Человеческий фактор при решении о признании инвалидом и Бумаг станет меньше, но основные проблемы не исчезнут Об этом свидетельствует тот факт, что с каждым годом инвалидов в России становится все меньше. Условия получения инвалидности изменились в году. Некоторые вопросы положения инвалидов России после принятия го реальная экспертиза при установлении инвалидности и степени ОСТД. Следовательно, для получения совокупных сумм (базовая часть пенсии плюс​.

Печать Люди с ограниченными возможностями вошли в "переходный период", говорят эксперты. Выживут не все Пятое мая — Международный день защиты прав инвалидов. Согласно Федеральной службе государственной статистики РФ , за последние два года количество людей с инвалидностью снизилось примерно на 200 тысяч. Если в начале 2014 года насчитывалось 12 млн 946 тыс. Некоторые связывают это со старением населения. Однако благотворительные организации уверены, что число людей с ограниченными возможностями только растет, а вот критерии, по которым людей признают инвалидами, сокращаются. Как в России живут люди с инвалидностью, рассказывают руководитель проектов общественной организации "Дорога в мир" Ирина Долотова и президент фонда помощи детям-инвалидам с первичным иммунодефицитом "Подсолнух" Виолетта Кожерева. В 2015 году в России вступил в силу приказ Минтруда N664н. Документ впервые устанавливал систему оценки инвалидности по степени утраты той или иной функции организма потеря зрения или ограничение в двигательной активности. Например, для получения III группы инвалидности одна из функций должна быть утрачена на 40 процентов.

Новый вид приобрела сама система признания — было введено понятие бессрочной инвалидности, расширился список заболеваний, при которых человек может претендовать на инвалидность.

Правительство РФ приняло постановление, согласно которому упрощается процедура освидетельствования граждан для установления инвалидности. Об этом сообщается в понедельник на сайте кабмина. На эту тему Меньше бумаг, больше услуг онлайн.

Александр Лысенко и Любовь Храпылина - о проблемах с получением инвалидности

Квотирование и создание специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов, 7. Профессиональная реабилитация инвалидов с их последующим трудоустройством экономически выгодна для государства. Так как, средства, вложенные в реабилитацию инвалидов, будут возвращаться государству в виде налоговых поступлений, являющихся следствием трудоустройства инвалидов. Если доступ инвалидов к занятиям профессиональной деятельностью будет ограничен, расходы на реабилитацию инвалидов лягут на плечи общества. Для инвалидов, которые не способны участвовать в основном процессе занятости создаются специализированные предприятия.

Правительство упростило процедуру получения инвалидности

Пациента пригласят на собеседование. В его ходе: проводится визуальный осмотр; выясняется социальное положение человека, в том числе семейное. Экспертизе, вероятно, потребуется акт обследования жилищно-бытовых условий. Его делают соцработники. По окончании всех положенных мероприятий комиссионно принимается решение. Оно может быть: отрицательным, если достаточных оснований не нашлось. На руки претенденту выдается справка. Но так можно сказать и про лежачего, что он на своей кровати адаптирован — притом, что у него могут быть нарушены связи с внешним миром. В этом приложении к новому приказу очень много привязок к конкретным заболеваниям.

Многочисленные примеры показывают, что инвалидность не закрывает человеку доступ в театры, парки, даже на спортивные площадки, оставляет возможность для посильной работы. В то же время инвалидность дает определенные права и льготы, которым наше государство уделяет все большее внимание.

.

Проблемы при получении инвалидности в россии

.

Быть инвалидом в России

.

ИНВАЛИДНОСТЬ: ГРУППЫ, ПРАВА И ЛЬГОТЫ

.

ПРОЕКТЫ ИНСОРа

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Инвалидов все меньше - Отказы в инвалидности - Проблемы с лекарствами
Похожие публикации